Театр и мода: что скрывают костюмерные Купаловского?

28 Сентября 2017 / 3741

Все статьи

Добавить в избранное

Для зрителя театр начинается с вешалки, а для актера — с костюмерной. И это не просто большая гардеробная, а настоящая машина времени, где на соседних полках «лежит» средневековье и современность, каменный век и Возрождение, советское прошлое и космическое будущее. Fashionbank.by заглянул в костюмерную легендарного Купаловского театра и узнал, какие тайны она хранит.

Попадая сюда, чувствуешь себя, как Кэрри Брэдшоу в гардеробе редакции журнала Vogue. Или как героиня сказки, которой предстоит преобразиться до неузнаваемости. Кстати, хрустальные туфельки Золушки здесь тоже имеются.


Только представьте: несколько больших помещений от пола до потолка набиты одеждой, обувью, шляпами…
Сегодня костюмерные в Купаловском театре занимают две комнаты. В первой хранятся костюмы из текущих спектаклей, во второй — из постановок, которые уже сняли с репертуара. Часть одежды лежит в коробках на Малой сцене театра: она попросту не помещается в гардеробные. 


— Одних только туфель около 1600 пар, — с гордостью говорит «хозяйка» сказочного гардероба — заведующая костюмерным отделом Ирина Ломако.


Каждый сезон Купаловский радует зрителя 4-5 премьерами. Практически ко всем спектаклям костюмы отшиваются с нуля. За 97 лет существования театра их столько накопилось! Конечно, что-то уже перешло в музей, что-то мы передали в пользование другим театрам, но все равно вещей очень-очень много.

В подтверждение этим словам нам показывают один из костюмов главной героини «Павлинки». Ансамбль состоит из нескольких юбок, рубашки, жилетки и передника.


Современная Павлинка — настоящая модница! Одежда выполнена из натуральных тканей, использована трендовая вышивка, кружево. Художники по костюмам создали образ, который сочетает в себе прошлое и настоящее. Не зря ведь говорят, что «Павлинка» — вечно молодой спектакль.

Екатерина Олейникова в образе Павлинки

 «Театр — место, где все должны выглядеть идеально»


— Работа с одеждой дает о себе знать и в повседневной жизни. Однажды шла я по улице и увидела у девушки на подошве туфли этикетку. Не удержалась и сообщила ей об этом. Тридцать три года работы костюмером воспитали во мне стремление к совершенству в одежде. Наши артисты всегда выходят на сцену в идеальном виде — одетые, как говорится, с иголочки. Поэтому теперь мне кажется, что и окружающие люди должны выглядеть также.

Андрей Дробыш в образе Пана Быковского

Персональный дом мод со своим «Зайцевым»


Почти всю одежду для спектаклей создают в самом театре. На четвертом этаже находится пошивочный цех, где целый штат сотрудников воплощает сказочные идеи в жизнь. Художники, технологи, закройщики, швеи — все, как в полноценном доме мод. Есть в театре даже свой мастер по головным уборам.

Заправляет процессом Андрей Зыль — «местный Зайцев». Такое прозвище ему дала народная артистка Беларуси Галина Толкачева. В советское время, когда интересные вещи были дефицитом, актеры театра нередко просили пошивочный цех смастерить им что-нибудь эдакое для обычной жизни. После очередного «модного шедевра» — жакета из мягкой ткани — Галина Толкачева и прозвала купаловского кутюрье «местным Зайцевым».   

— Сегодня, конечно, мы шьем одежду исключительно для театральных нужд. Если посчитать спектакли, над костюмами для которых я работал, то получится больше сотни. И тут хочется подчеркнуть, что каждый из них был особенным для меня. Не могу выделить самый запоминающийся или самый сложный. Но, признаюсь, что интереснее всего работать с историческими костюмами, — признается Андрей Константинович. Одежда — отражение эпохи. Мы стараемся воссоздавать ее с учетом самых мельчайших деталей.

У него десятки старинных книг и журналов по выкройке, к которым ему регулярно приходится обращаться. А художник-технолог театра Лилия Пархамович раз в несколько месяцев за вдохновением наведывается в музеи: изучает там подлинную одежду прошлого.

 
 

Всего пару столетий назад в высших слоях общества одежда была произведением искусства. Об удобстве думали в последнюю очередь, главное — красота. Актеры Купаловского часто ощущают это на себе. Шикарные, богатые на декор одеяния оказываются невероятно тяжелыми (могут весить около десятка килограмм). А артистам в них надо не только ходить, но и танцевать.

Увесистое платье Боны Сфорцы из «Черной панны Несвижа» в костюмерной театра

В роли Боны Сфорцы — заслуженная артистка Республики Беларусь Зоя Белохвостик

О магии между артистом и его костюмами

Костюм формирует образ героя и помогает актеру вжиться в роль. Именно поэтому артисты с трепетом относятся к каждой детали своего костюма и не позволяют посторонним (костюмеры не в счет) прикасаться к нему. Да и сами не спешат примерять чужую театральную «униформу» — костюмы, оставшиеся от коллег по цеху.

Ольга Нефедова в образе Альжбеты («Павлинка»)

Однако не все артисты Купаловского суеверные. Есть те, кто умоляет костюмеров «хоть на минутку примерить» пиджак или рубашку, в которых когда-то играли мэтры белорусского театра. Исполнительница главной роли в спектакле «Павлинка» Екатерина Олейникова с трепетом хранит платочек — подарок от народной артистки Зинаиды Зубковой. Девушка верит, что он приносит ей удачу в профессии.

Екатерина Олейникова в образе Павлинки

О привидениях и волшебном зеркале

О Купаловском театре ходит немало легенд. Его здание хоть и подвергалось реконструкциям несколько раз, все-таки имеет фундамент, заложенный еще в ХІХ веке. Поэтому многие верят в привидений, которые разгуливают по коридорам главного театра страны: будто давно умершие актеры все еще приходят «на работу».

Костюмерам театра зачастую приходится работать с раритетными вещами, в которых выступало не одно поколение купаловцев.

— Конечно, одежда сохраняет энергетику своих владельцев. Но мне, к счастью, со сверхъестественным сталкиваться не доводилось, — говорит костюмер Алла Савицкая.

А вот ее коллеге повезло меньше. 

— Вспоминаю один из своих первых дней в театре. Я стояла у гримерок на втором этаже, там коридор украшают огромные портреты легендарных артистов. И вроде обычные картины, а казалось, будто живые люди на меня смотрят и проверяют сверлящими взглядами «на прочность». Было действительно страшно, хоть я во все эти легенды и не верю. 

Зато актеры в магию театра еще как верят. Заслуженный артист Беларуси Владимир Роговцов перед спектаклем всегда приходит в костюмерную, чтобы посмотреться в зеркало. 

— Оно здесь волшебное! Так стройнит меня! — с улыбкой заявляет он.

Владимир Роговцов за несколько мгновений до выхода на сцену

Автор: Анна Курак

Фото: Николай Волосюк, kupalauski.by

Показать комментарии