Как модный художник учил детей на заборе рисовать

13 Марта 2017 / 861

Все статьи

Добавить в избранное

Два дня креативная молодежь Минска в возрасте от 6 до 10 лет изучала актуальное искусство стрит-арта. Серый и унылый двор «Корпуса 8» теперь населяют фантастические животные. Зачем учить детей рисовать на заборах, узнали у организаторов мероприятия — Школы Архитектурного Мышления.

— Скорее всего, школа Архитектурного Мышления — это пока единственное место в Минске, где ребенка научат понимать и самому создавать уличное искусство — стрит-арт. У нас есть длительный курс по этой дисциплине. Но сейчас мы решили провести интенсив — два мастер-класса за два выходных дня. В первый день дети научились делать эскизы, работать с цветом, с краской, а на второй день они уже переносили свои работы в уличную среду. Вот на этот забор.

Несколько часов кропотливой работы — и на свет появляются очень необычные герои детских фантазий.

Идея познакомить детей с искусством украшения улиц родилась у художника Евгения Матюто, больше известного как Coweк. Ему не привыкать бороться с серостью и унынием. Соwek — постоянный участник фестиваля уличного искусства Vulica Brasil. Одна из самых известных работ художника — старец-гусляр на улице Октябрьской. Fashionbank.by поговорил с Евгением о том, может ли Минск стать разноцветным и радостным и когда этого ждать.

«Люди лучше, чем чиновники, знают, что им нужно»

Евгений Cowek Матюто

Художник

— Евгений, минчане всех возрастов уже потихоньку привыкают к стрит-арту. Не все работы нравятся горожанам, но в общем и целом реагируют положительно. В этом немалая заслуга фестиваля Vulica Brasil, благодаря которому в нашу страну приехали бразильские уличные художники. Но получается, что большая часть граффити нашего города — это работы иностранцев?

— По кубатуре — да. По количеству, наверное, нет. Но в подробности я не вдавался, если честно.

— А сколько всего муралов в Минске?

— В рамках бразильского фестиваля было сделано около 20 работ. Мне нравятся практически все работы. Особенно космическая на доме № 7 по улице Кальварийской. По атмосфере, по стилю — очень качественное произведение.

Фестиваль Vulica Brasil заложил фундамент. Официальный подход, профессиональное качество исполнения и реакция людей «на ура» делают свое дело. Теперь люди представляют, как может выглядеть их город. В Европе стрит-арт уже конвейер, у нас все только начинается.

Чиновники стали более спокойно и лояльно реагировать. После фестиваля администрация города тоже решила сделать свой фасад, который был воспринят очень критично. Это «Дружба Москвы и Минска» на доме 32 по улице Могилевской.

— Но если бы не инициатива бразильцев, возможно, ничего бы в Минске и не появилось…

— Нет, точно появилось бы, но не так быстро и не в таком масштабе. Все равно нашлись бы люди, заинтересованные в подобном преображении нашего города и готовые что-то делать.

— На фестивале задача художника — просто классно сделать свое дело. Все организационные вопросы и согласования берет на себя организатор. А что делать свободному художнику, который захочет украсить город своим творением?

— Боюсь, если самому это делать, то после всех хождений и согласований может просто пропасть желание рисовать, потому что бюрократическая волокита занимает очень много времени. Мне не приходилось заниматься обиванием порогов. Но вот мой знакомый согласовывал оформление фасада на улице Карла Маркса около 3 месяцев. У нас за выдачу разрешений несколько инстанций отвечают: и архитекторы, и горисполком, и районные администрации.

— Вы первый, кто взялся учить минских детей стрит-арту.

— Детям это интересно. Они же видят картинки на улицах города, в путешествиях или по телевизору. Им хочется прикоснуться к искусству, стать участниками такого запретного недоступного процесса. Всем нам хочется иногда порисовать на заборе.

— Да, и родителям становится как-то неспокойно, если они видят, что их ребенок-подросток уходит куда-то с баллончиком…

— За каждым не уследишь. Надо дать понять, что хорошо, а что плохо. А дальше он будет делать свой выбор. Главное — чтобы ребенок знал про последствия своих действий. Подростки — это маленькие бунтари, их сложно предугадать. Часто они просто повторяют за кем-то.

— А где в городе можно легально потренироваться в настенной росписи?

— У нас нет таких площадок. И это плохо. Остается тренироваться только дома или вот на таких мастер-классах.

Хотя в каждом дворе вы найдете стены или заборы, которые просто требуют художественного вмешательства.

Если бы городские власти дали свободу, им не пришлось бы ни бороться, ни что-то закрашивать, ни следить за этим постоянно. Рисунки бы появлялись сами по себе, заменяя друг друга. Такие дворовые галереи. А из рисующих «хулиганов» в будущем выросли бы художники, архитекторы или дизайнеры.

— Работники ЖЭСов это бы не пережили.

— Ну, работники ЖЭСов умудрялись закрашивать даже те работы, которые были сделаны в рамках фестиваля Vulica Brasil.

Городская среда принадлежит всем. Не чиновникам, а людям, которые в ней живут и сами знают, что им нужно.

Я думаю, всему свое время и своя мера. Во всем мире стрит-арт — это норма, уже нет свободных мест, чтобы рисовать. А у нас — чистота и пустота. Муралы и граффити сильно контрастируют с серыми фасадами и оттого смотрятся вызывающе и дерзко.

Но зато у нас, белорусов, есть уникальная возможность проанализировать все то, что уже есть в мире, и выбрать для себя самое лучшее. В этом наша сила.

Фото: shutterstock.com, Николай Волосюк и личный архив Евгения Cowek

Автор: Анна Алексеева

Показать комментарии