Поиск

Architectural clothes: дизайнер Ксения Половченя

Architectural clothes: дизайнер Ксения Половченя

Она заполнила пространство студии сразу и полностью: громким голосом, эмоциональной речью, мимикой и особым шармом. Вместо кофе попросила стакан кипятка. Наверное, такими и представляются в умах людей творческие личности, хотя сама она признается, что не любит слово «творческий». В ней соединено правильное и неправильное, спокойное и сумасшедшее, креативное и техническое. Сегодня на интервью к Fashionbank.by пришла дизайнер, чье имя давно уже должно было стать известным в авангардной индустрии моды. Ксения Половченя — дизайнер направления architectural clothes. Сегодня она расскажет, как выбрала работу с пластиком и деревом, почему не рекламирует себя и зачем улетает покорять Америку.

О НАЧАЛЕ ТВОРЧЕСКОГО ПУТИ

Творчество — это весьма абстрактное понятие. Творческий подход может быть в любой работе и жизни каждого из нас. Однако мой творческий путь был разным и весьма насыщенным. Изначально я хотела поступать учиться на хирурга, с медициной я близка. Но мою судьбу решила монетка: проспорив друзьям, мне пришлось идти в совершенно другую сферу. В итоге окончила ГИУСТ БГУ по специальности «Дизайн предметно-пространственной среды». Но я до сих пор думаю, что могла бы стать первоклассным хирургом.

В то время благодаря моей сестре я попала во Дворец детей и молодежи, в кружок кройки и шитья. Так и сложилось, что я объединила моду, архитектуру и дизайн. Ведь и архитектура, и технология моделирования одежды построены на одном: используются пропорции человеческого тела, только мы руководствуемся разными масштабами. Входя в здание, мы примеряем его «на себя», так же мы примеряем одежду.

Первой моей коллекцией была одежда для детей «Первое свидание». Правда, это было сделано в ограниченных условиях жизни в кружке и «как надо». Моей не совсем романтичной натуре это тяжеловато давалось, тем более идеи проходили рецензию руководителя кружка, я не могла полноценно выразить себя. Однако самое приятное в создании коллекций — это послевкусие, когда ты понимаешь, как много сил и времени затрачено на воплощение коллекции и наконец видишь ее на подиуме. Это самое большое счастье, которое я испытывала в жизни: видеть плоды своих трудов и понимать, что они нравятся людям. Спустя несколько лет вышла моя первая авангардная коллекция «Зазеркалье души», с которой я стала лауреатом фестиваля современного и авангардного искусств «Мамонт». Там уже проявилось мое мировосприятие, неординарный взгляд на вещи. В таких фестивалях нет места рамкам и границам, но есть место безграничному креативу!

О ПЕРВОМ БИЗНЕСЕ

После окончания университета открыла ателье, мы шили одежду, обувь, сумки. Это был колоссальный опыт. Со мной была потрясающая команда, где, конечно, как и на любой кухне, все косячили, и приходилось по 10 раз переделывать все из-за пары миллиметров. Такой уж я перфекционист. Но, когда рутина «заплати налоги-завези-закупи материал», переживания во время финансовых кризисов, уменьшение клиентов и работы поглощали меня полностью, на творчество просто не оставалось времени. Я редко приходила домой, мой диван и кухня были в ателье. Я дышала этим и жила там. И однажды словила себя на мысли, что моим старым наброскам и идеям больше двух лет, а я по-прежнему стою на месте. Я испытывала чувство надломленности внутри, будто играю в какой-то театр абсурда. Ведь есть хорошая интеллектуальная база, раньше делала сложные вещи, и в какой-то момент мне относительно себя стало стыдно. Я закрыла два своих ателье и решила кардинально поменять всю жизнь. Я не получила того, чего хотела на выходе: ничего не идет по плану, и здесь срабатывает не столько человеческий фактор, сколько архитектор жизни — случай. От изначальной идеи — легкой, эфемерной и отчасти розово-рафинированной — не осталось ничего. Только двухлетние наброски.

Единственное, о чем я жалею, — это моя команда. Мы делали невозможное, экспериментировали, двигались, были одним организмом. Доходило до того, что мои работники понимали по одному взгляду, что я хочу. Хотя я своенравна, у меня много замашек и клише, как, наверное, у многих творческих людей. Когда я закрыла ателье, первое время у меня было ощущение, что меня лишили двух пальцев или даже двух рук.

О ТЕХ САМЫХ ЗАМАШКАХ

Я всегда была необычным ребенком: слегка отвязным и немножко грустным, в компаниях держалась обособленно, задумывалась о сложных вещах. Например, в лет 10 спросила маму о своем предназначении. И тогда определила свою цель жизни. Мои родители до сих пор до конца меня не знают и не понимают, но принимают меня, и я им за это безмерно благодарна.

Я многофункциональна во всех смыслах. Например, пишу одинаково хорошо правой и левой рукой. И рисую тоже. Как объяснить… Наверное, я одновременно имею и творческий склад ума, и технический. Я могла бы быть хорошей спортсменкой: бегала марафон несколько раз, профессионально занималась плаванием, увлекаюсь скалолазанием. Но при этом люблю физику, химию. И из множества всего я, будучи не сильно дальновидной девушкой, выбрала именно дизайн и почему-то к нему привязалась. Это как патология и вирус, который сидит в тебе.

Сплю я мало, да и не люблю спать: ночью мой мозг не отдыхает, мои сны эмоционально-насыщенные и напоминают фильм «Начало». Уже больше семи лет сплю в ванной: в 2-3 ночи набираю горячую воду, градусов 50, ложусь и просыпаюсь в 6-7 утра, когда вода остывает. Этот сон короткий и правильный, мне ничего не снится, мозг отдыхает, передо мной — черный экран. Горячая вода снимает усталость, а холодная утром приводит в тонус. В ванной я и рисую, это мое специфическое сакральное место. А в комнате могу спать на книжках. Любимая моя подушка — это том Врубеля.

При этом мне не нужно погружаться в себя и думать, какая я. Мне комфортно с собой, я настолько есть у себя и настолько самодостаточна, как Ватикан среди Рима, что это порой делает меня суховатой, закрытой с людьми. Люблю, когда есть полноценный обмен: в диалоге — словами, в отношениях — эмоциями. Я смешанный тип во всем: во мне много динамики и статики, логичности и иррациональности. Самое тяжелое для меня — контролировать себя. Это я делаю постоянно. Наверное, поэтому никогда не расслабляюсь.

О КУМИРАХ

Кумиров как таковых у меня нет... Не читаю модные журналы и не смотрю телевизор, я в этом смысле немножко динозавр. Хотя, честно сказать, кумир появился не так давно. Отчасти это кумир одного платья и просто человек, который близок мне по мировосприятию, — это Александр Маккуин. Первый раз, когда увидела его платье «Устрица», словила какой-то определенный катарсис и мне захотелось плакать. Это был шедевр, который поражал своей динамичной формой и пластикой. И до сих могу сказать, что лучше этого образца я не видела.

О ДЕРЕВЕ, ПЛАСТИКЕ И МЕТАЛЛЕ

В один прекрасный день я заметила, что кусок пластика в гараже лежит как-то неправильно. И я решила попробовать из этого сделать свой арт-объект для дипломной работы. До сдачи диплома — 3 недели, а у меня ничего нет. Это интересно, когда ты бросаешь себе вызов и можешь себя превозмогать. И я начала формовать пластик в домашних условиях, делать все детали, придумывать свою технологию... Я нарисовала много эскизов, а на защите диплома представила 2 платья.

В белом платье — формованный пластик, который держится за счет вант (нитей). Зеркальное платье сделано как своды готического храма, его можно комкать как угодно и трансформировать. Я дотошна в деталях. Например, рассчитывала, чтобы платье в определенный момент давало тень бабочки. А в другой — чудища.

У меня дома студия, небольшая мастерская. И мой любимый гараж — там сварка, перфоратор, компрессор, домкрат. Я работаю со всеми строительными материалами: металл, пластик, полистирол, дерево, эластичная нить… Однажды ночью решила сделать рога – тогда в гараже обжигала дерево и получала адгезию олова с деревом. Вот и вышли серебряные рога шириной полтора метра. Конечно, порой ты просто не понимаешь, зачем это делаешь. Но не делать не можешь, это в тебе, это наркотик.

Была у меня и коллекция съедобного белья. Специфика создания этой коллекции непростая: материал очень сложен в работе, мы по сути сделали съедобную ткань. Это первое на территории СНГ съедобное белье: вместе с поваром мы создавали технологию, делали что-то наподобие турецких сладостей, добавляли красители, раскатывали, как тесто. Сверху на поверхность накладывались текстуры — получались определенные эффекты. Так и лепилось все — от бикини до платья.

О СЛОЖНОСТЯХ В РАБОТЕ

К сожалению, у нас я не могу зарабатывать на этом деньги. У меня много дипломов, но с ними некуда идти, потому что никаких бенефитов от участия в конкурсах на выходе я не получила. Тяжело, когда делаешь что-то вопреки, вкладываешь свои силы, деньги, эмоции, но дальше запылившейся полки это никуда не уходит. Хотя презентации я делала, в том числе показ коллекции съедобной одежды в клубе Rich Cat. Трудно у нас и с людьми, которых ты можешь пригласить, чтобы они оценили твою одежду. Надо искать инвесторов, но в большинстве случаев в их роли у нас выступают состоятельные мужчины определенных намерений, а остальная часть не понимает целесообразности вложений.

Люди сейчас лучше съездят на sale в Милан, чем будут покупать здесь что-то единичное, эксклюзивное. 90% общего населения: а) не имеют чувства эстетического воспитания, многие «кичовые» по своей натуре, гонятся за брендами и фирмами; б) в силу своей необразованности не могут оценить, что есть хорошо и плохо, качественно и некачественно. И еще одна большая проблема — у нас не ценят ручной труд. Люди доверяют больше машинам, чем тебе. Хотя кутюрные вещи и эталонные образцы всегда делались и делаются руками. Материалы у нас импортируются, они дорогостоящие, вплоть до 150-200% надбавки, к этому плюсуешь свой труд, эксклюзивность — в итоге получается высокий ценник за твою вещь. А людям кажется нецелесообразным покупать что-то единичное. Лучше за эти деньги приобрести пару вещей мирового бренда.

О СВОЕЙ НЕИЗВЕСТНОСТИ

Почему обо мне не знают? Хороший вопрос. Быть может, когда ты талантлив, это нужно рекламировать. Говорю «быть может», потому что не мне судить о том, талантлива ли я. Я не знаю, что определяет талант: количество потраченных денег в коммерциализацию и пиар или то, что ты такой, какой есть. И меня за это часто ругают: с такими данными мне надо пиариться, ведь на территории Беларуси и в принципе в мире мало кто такое делает, не прибегая к лазеру и 3D-принтеру. Недавно благодаря моей сестре я зарегистрировалась в Instagram, но я пока не активно его веду. Телефон появился у меня на курсе втором университета. Я всегда легко сходилась с людьми, находила общий язык, однако мне сложно заявлять о своем таланте и своих работах. Я считаю, что это надо отдавать на откуп людям, лишь они могут истинно судить, талантливы ли твои работы. Однако жизнь учит тому, что себя надо пиарить. Хороший пиар в нынешних реалиях из бездари способен сделать неординарную личность. Сейчас я стараюсь размещать больше информации о себе и своих работах, понимаю, что это жизненно важная необходимость. Со следующей недели у меня уже будет работать сайт — это сайт-портфолио.

Я знаю белорусских дизайнеров, наши модные мероприятия, но не вижу там индивидуальности, перспектив, не вспомню со временем, чья эта вещь. Недавно я знакомилась с редакцией одного модного журнала, и первым их вопросом было: «А она участвовала в BFW?» Нет, конечно, но у меня много других дипломов в нашей стране и за рубежом. Я на BFW буду белой вороной — не потому что там плохо, просто это не входит в рамки моего направления в творчестве. Нужно грамотно вкладывать в свой пиар, я не вижу для себя бенефитов от участия в Неделе моды. А для работающих в модной индустрии я автоматически становлюсь такой… fashion-инвалид.  

ОБ ОДЕЖДЕ

Моя страсть — это тело, которое может восприниматься как организм, как культурный символ, выражение идеи. Мода позволила мне работать с ним напрямую. Главное желание для меня — приблизить моду к концептуальному искусству, избегая глобальной коммерциализации данной отрасли. В дальнейшем это может стать моей жизненной позицией.

Было бы глупо для меня выбрать одно направление, потому что во всем есть своя красота, даже в луже бензина, если ты можешь видеть в ней ореолы и радугу. И было бы эгоистично выражать только то, что я хочу, найти ту публику, которая будет это «заглатывать» и платить деньги. Мне не нужны только люди с определенной эстетической базой, которые смогут оценить мою одежду. Где-то хочется быть попроще: подуреть и от своего мнимого высокого спуститься к низменному. Хотя я не считаю низменное или простое ужасным. Ведь черное платье Chanel шикарно! И я ношу простые черные платья. А иногда пялю на себя свой пластик…

Я всегда делаю что-то с изюминкой, мне всегда надо добавить какой-то кусок пластика, дерева, что-то неудобное для носки. Подпортить комфортную жизнь моделей своеобразной ложкой дегтя (смеется — прим. автора). В процессе создания одежды я люблю работать не столько с параметрами и пропорциями и получать готовый выход, сколько с тем, какое ощущение ты получаешь от вещи: люблю ограничить или максимально освободить человека. Я хочу делать арт-одежду, в которой прочитываются мой ум и характер. Когда люди, касаясь одежды руками и глазами, могут потрогать тебя. Так ты обнажаешь свои мысли и не боишься быть осужденным.

О ГЛАВНЫХ ЦЕЛЯХ

У меня есть моя тщеславная цель — это самовыражение, я хочу свой Дом мод. Но хочу, чтобы эта материальная цель перешла в статус нематериальной. Я хотела бы заниматься продвижением инициатив молодых талантливых людей. У нас много безголосых певиц на сцене, а люди, действительно умеющие петь, стоят в переходах. Ведь сложно выражать себя и пытаться что-то сказать, когда твой голос очень тихий.

Я считаю, что люди своим существованием должны приносить пользу. Жить в симбиозе — чтобы одно дерево в лесу не мешало расти другому. Сущность людей как таковых не меняется, но я хочу провести свою жизнь с пользой, помочь кому-то. Чтобы, когда я в последний раз закрыла глаза, поняла, что прожила не зря. 


Другие материалы
«Под туфелькой у Музы»: ищем на выставке обувь с историей
Мода «Под туфелькой у Музы»: ищем на выставке обувь с историей
Что носила Леди Гага и когда появилась платформа?
16 Мая 2018
BE IN OPEN 2018: форум новой модной индустрии в Москве
Мода BE IN OPEN 2018: форум новой модной индустрии в Москве
Мероприятие пройдет 8 и 9 июня 2018 года.
14 Мая 2018
New Names BFW: предпоказ на производстве Mark Formelle
Мода New Names BFW: предпоказ на производстве Mark Formelle
New Names BFW — конкурс, который ежегодно...
11 Мая 2018
#Апранінастрой: новый дизайнерский проект на Ulej.by
Мода #Апранінастрой: новый дизайнерский проект на Ulej.by
7 дизайнерских маек, 7 надписей — по 1 на...
27 Апреля 2018
Гардероб белоруса: как сегодня носить одежду в стиле этно?
Мода Гардероб белоруса: как сегодня носить одежду в стиле этно?
Мода на вышиванки и возвращение к истокам...
26 Апреля 2018