Поиск

«Глянец» или «Бархат»? Дилемма Дениса Аргера

«Глянец» или «Бархат»? Дилемма Дениса Аргера

Легко ли переквалифицироваться из издателя глянцевого журнала в дизайнера и производителя собственной линии мебели? Наверное, можно, но наш сегодняшний герой предпочитает эти два начинания все же совмещать. Дениса я знаю еще с 2005 года — тогда он снимал меня для обложки другого «глянца», легендарного Fitness & Life. И это были одни из лучших фотографий в моем портфолио за все время. С той поры мы общаемся практически неразрывно, пару раз в неделю играем вместе в баскетбол, и мне особо отрадно наблюдать его персональную эволюцию буквально «из первого ряда».

Денис, когда ты решил изменить основную сферу деятельности? Сперва ты был фотографом, потом стал издателем, а сейчас ты дизайнер хорошей качественной мебели под собственным именем «ARG».

—             Разумеется, все вышло не так спонтанно. Вся моя деятельность, связанная с фотографией, изданием, дизайном, крутилась вокруг сегмента, которым поглощен сейчас. Я ведь занимаюсь не только дизайном изделий, но и изготовлением, что немаловажно. Как-то я пересматривал свои работы пятнадцатилетней давности: зарисовки, эскизы, чертежи — в них я нашел массу интересных и при этом актуальных изделий. Они касались мебели и каких-то предметов интерьера. Мне просто давно хотелось что-то такое создавать и творить. Однако в некоторых случаях не хватало времени, в других — наверное, финансов и каких-то иных возможностей. Но недавно мне показалось, что сейчас я смогу реализовать задуманное. И в принципе эти старые задумки я и воплощаю в жизнь. Естественно, не обходится без каких-то сложностей. Но в целом есть большие планы и перспективы, а это самое главное.

То есть все эти 15 лет, что мы знакомы, ты потихоньку рисовал «в ящик стола»?

—             Не совсем так. Лет 10‑15 назад я начал увлекаться промышленным дизайном. Даже вел рубрику в газете «Автодайджест», где писал о дизайнерских новинках с публикацией моих эскизов и взглядов на будущее автомобильного дизайна. И параллельно я прикидывал в голове некие предметы мебели, интерьера. А потом я плотно занялся фотографией, изданием «глянца», и мебельные дела отошли на второй план. Но в любом случае все это крутилось в голове постоянно, потому что, снимая модель в каких-то красивых интерьерах, я, конечно же, обращал на них внимание и представлял, как бы сделал это сам. Когда рисуешь графические объекты, в которых есть формы, углы, плоскости, то, соответственно, присутствуя на мероприятиях, открытиях, презентациях, дизайнерских выставках, все это видишь и анализируешь. Хочешь-не хочешь, а следишь за веяниями и впитываешь какие-то тенденции. И после этого, взглянув на наш «мебельный рынок», изучив, проанализировав спектр того, что представлено на нем, я понял, что наши изделия имеют высокий потенциал и есть смысл перенести их в реальное производство. Я был уверен, что они будут востребованы и явно не уступят присутствующим аналогам, даже наверняка во многом превзойдут их. Да, белорусы пока не могут создать уникальный автомобиль, но уникальное кресло нам сделать под силу.

— Получается, сперва ты был теоретиком. А когда появилась возможность перейти от слов к делу и начать производить эти вещи?

Конечно, прежде чем запустить производство, я промониторил ситуацию с людьми, которые уже давно присутствуют в этой отрасли. Это крупные компании и поставщики люксовой мебели. Консультировался и с теми, кто занимается элитной мебелью в мировом масштабе. Мне было интересно их мнение: стоит ли мне этим начинать заниматься? Я был полным неофитом, и мне было важно собрать профессиональные мнения обо всем этом. И когда я получил хорошие отзывы от знаковых людей и крупных игроков в этой области, понял, что мое время пришло. Соответственно, далее собралась команда, которая занималась и занимается всеми этапами производства. И мы потихоньку впряглись в работу. На сегодняшний день у меня забрендировано около 70 изделий, а выпущено около 20. Я, конечно же, хочу все их воплотить в жизнь. Я беру определенные модели и на свое усмотрение отбираю ту, которая может быть более успешна. Это, наверное, как и в дизайне одежды. Есть линейка haute couture, а есть, положим, casual. Соответственно, и у нас есть сегменты от мегалюксовой мебели до ресторанно-барной группы. Мы стартовали где-то в августе 2017 года, то есть относительно недавно. Однако за этот период сделали уже достаточно много.

Учился ли ты где-либо специально промышленному дизайну?

—             Я рисовал с рождения, у меня очень хорошо развито чувство геометрии. В институте мог изобразить любые объекты в разрезе, не меряя ничего линейкой. Даже отличники поражались, как у меня это получается, и ходили ко мне за курсовыми. Хоть я и учился в техническом ВУЗе, не скажу, что в дальнейшем мне это сильно помогло. Так, элементарная «база».

У меня нынче каждая вещь уникальна, и к каждому изделию нужен определенный подход. Поэтому мы стартуем с разработки прототипа, на базе которого затем отслеживаются все нюансы, эргономика, удобство, мягкость. Например, есть ряд изделий, которые словно «подвешены в воздухе», — для них нужна определенная жесткость материала и прочие особенности. У нас есть расчетные формулы, но, увы, на практике задуманное не всегда совпадает с техническими возможностями. Посему на прототипах это все отрабатывается, обкатывается и только затем пускается в серийное производство.

Кто-то из известных дизайнеров оказал влияние на тебя?

—             С точки зрения дизайна у меня есть те люди, которых я уважаю, но я не скажу, что на кого-то равняюсь. Например, мне нравятся изделия Филиппа Старка, но тоже не считаю, что у него все исключительно гениально. Еще, к примеру, мне весьма импонирует компания «Boca dо lobo». Мы сейчас в Icon публикуем интервью с одним из учредителей этой компании. У нас наладились достаточно плотные связи с ними, они зовут нас в гости к себе. «Boca dо lobo» появилась на рынке совсем недавно, но мгновенно завоевала свою нишу диким креативом. Это такая интересная история, похожая на нашу во многом. И я надеюсь, что наш кейс будет не менее успешным.

Где ты черпаешь вдохновение, откуда снисходит муза?

— У меня на самом деле переизбыток тех идей, которые можно воплотить. Бывает, выхожу покурить на балкон, и в голове рождаются два кресла. Либо взгляну на некую вещь, а позже интерпретирую ее в какое-то изделие. Понимаю, что можно повернуть углы так и так, а еще и вот так. Этот взгляд на какие-то простые детали рождает сложные. А бывает и наоборот. Поэтому у меня нет особого источника вдохновения. Просто меня реально прет. Вот и вся история. Я сейчас себя даже пытаюсь останавливать в плане создания новых моделей, потому что уже нарисовал столько, что хватит на пять лет вперед. Я могу выдавать по пять эскизов в день, но уже хочется начинать все это воплощать.

Кто тебе помогает?

— Моя команда. У меня несколько видов бизнеса, которые связаны между собой. Например, журнал Icon популяризирует нашу деятельность. И, соответственно, люди, работающие в журнале, априори должны помогать с другими проектами. Я стараюсь разделить работу в коллективе на сегменты, которые должны собираться в правильную конструкцию. Потому что кто-то силен в одном, кто-то в ином, один отвечает за «металл», другой — за пошив. Так и работаем.

Кто твой среднестатистический клиент, для кого эта мебель рассчитана?

— Это человек, который следит за тенденциями, модой, дизайном интерьеров и старается уйти от классических канонов. Опять же, мировые веяния в обустройстве пространств медленно, но постепенно все-таки приходят к нам. Полагаю, это те же люди, наверное, которые стильно одеваются, любят красивые автомобили, ценят дизайнерские вещи. Отмечу, что у нас есть и не очень дорогие изделия, но они выглядят оригинально и впишутся в любой интерьер. Наш клиент — это современный человек, индивидуальность, он ценит комфорт. Несмотря на то, что у нас изделия похожи на некий арт-объект, они все-таки удобные и комфортные. Я видел много изделий: кресел, диванов, которые были красивы внешне и страшно неудобны с точки зрения пользования. У нас не так. Мы всегда думаем об удобстве в эксплуатации.

Какова ценовая политика?

— Если говорить о дизайнерской мебели известных итальянских марок, с которыми нас можно сравнить, то у нас цены в раза два ниже, чем у аналогов. А что касается интересных вещей, которые в минимальном количестве все же присутствуют в Минске, то прайс раза в три меньше. Это действительно уникальный дизайн. Сейчас наметилась такая тенденция, что людям не столько важен лейбл, сколько комфорт изделия и его внешний вид.

Как проходит процесс создания, например, кресла?

— Пошел покурить — родились какие-то линии. В голове они в итоге сложились в некий пазл. Потом я это все отрисовываю на бумаге. Далее на компьютере воплощаю в 3d-модель. Рисую ее сам. Потом подбираю цвета, ткани, фактуру и прочее. Затем на этой базе создается чертеж с нагрузкой и предварительными размерами, продумывается выбор материалов. Какие материалы используются — это уже техническое задание, которое идет в работу. В зависимости от того, на базе какого материала делается каркас, мы отдаем его либо деревянщикам, либо металлистам. Получаем прототип. Потом испытывается изделие, доглаживаются нюансы, делается «чистовик». И вот когда все протестировано и одобрено, тогда уже изделие идет в шоу-рум либо к клиенту.

Не было такого, что ты что-то нарисовал, показываешь человеку, который это будет воплощать технически, а он такой: блин, Деня, что ты нарисовал, как это вообще можно реализовать?

— Так бывает часто! Во-первых, я понимаю, что и как должно примерно держаться. Соответственно, на этапе проектирования я предполагаю, какие нагрузки будут и где, соответственно, что нужно усилить. Но бывает и так, что действительно мою задумку крайне сложно воплотить. А мне надо — и все тут! Поэтому я стараюсь не работать с людьми, которые не хотят воплощать в жизнь что-то интересное и новаторское, а лишь отмахиваются, даже не попробовав. Банального, стандартного барахла «как у всех» на рынке много. Я же не хочу делать ни фейки, ни повторения кого-либо. Мы не за этим пришли на рынок. Не для того, чтобы делать чьи-то удачные реплики. Мне часто предлагают сделать диван или кресло по чьей-то картинке. Но зачем? Это мне не интересно. Я могу сделать вам уникальную вещь с таким же функционалом, но в своем собственном дизайне. Опять же, мы подобрали такую команду, для которой нет невыполнимых задач. Есть нюансы, которые дотачиваешь с ними вместе, но никто не отказывается делать сложнейший заказ. Поэтому мы всегда готовы к выполнению задачи любой сложности.

Твои изделия пока существуют в единичных экземплярах?

— Не все. Есть уже серийные модели. Сейчас я стараюсь делать больше «живых» образцов, которые мне лично импонируют. Но есть и клиенты, которые заказывают тиражом: «8 кресел таких, 5 диванов таких». С такими изделиями работать в дальнейшем проще, потому что они уже отработаны. Мы оформили сейчас ряд общественных и жилых помещений. Поэтому у изделий, которые мы уже изготовили и можем выпускать серийно, серьезно сокращается срок производства. Известная история: итальянская мебель едет к заказчику от 3 до 9 месяцев, в зависимости от изделия и настроения у таможни. У нас весь цикл занимает от 2 недель до месяца. Это максимальный срок производства нового изделия «с нуля». Тем более клиент в процессе может это все видеть, регулировать и вносить свои корректировки. Мы не ограничиваем его в цветовом решении, выборе материалов.

В твоей клиентской базе есть известные персоны?

— Есть, но в рамках политики конфиденциальности имена их разглашать не буду. Нашей мебелью, к сожалению, больше интересуются из-за рубежа. С другой стороны, это и хорошо, что мы все-таки в мировых трендах прогрессивны, но хотелось бы, чтобы белорусы тоже подтягивались к этому уровню. Честно говоря, я редко встречаю у нас интересные изделия, которые достойны внимания. Очень много «классики» и «стандарта» без своей индивидуальности, какой-то фишки. Некоторые берут качеством — это важно. Но реально, если рассматривать мебель как обособленный арт-объект, цепляющих душу моделей все-таки мало. Вкус к прекрасному тоже надо развивать и поощрять.

При таком погружении в дизайн остается ли у тебя еще время на фото и «глянец»?

— Журнал у нас присутствует в онлайне и социальных сетях. Он живет самостоятельно, в нем сформированная команда, которая в моем пристальном надсмотре уже не нуждается. Вопросы решаем, редакционные собрания проводим. Мне очень нравится моя команда, которая над ним работает и может не беспокоить меня постоянной «текучкой».

Что касается фото — да, я периодически снимаю. Это заказные и рекламные съемки. И хорошо, что их не так много, поэтому я могу уделить время разным проектам.

Расскажи про слагаемые успеха с учетом белорусской специфики. Какими качествами необходимо обладать здесь, чтобы уметь себя продавать?

— Во-первых, нужно любить то, что ты делаешь. Это однозначно. Если ты не занимаешься любимым делом, занимайся тем, что сможешь полюбить. Во-вторых, не нужно останавливаться, когда тебя постигает неудача. Нужно верить в свое дело, но не бездумно и не вбухивая в него деньги и нервы бесконечно. Возможно, некоторым стоит остановиться, если они что-то делают не так. В целом, нужно бить в точку, если у тебя интересный продукт. В-третьих, нужно следить за мировыми тенденциями и вызовами. И быть при этом оригинальными. Поэтому, если ты будешь оригинальным и сможешь добиться качества мирового уровня для своего продукта, тебя в любом случае заметят. Как сказал один известный человек: «Я создаю вещь без инвестора, а потом просто жду, кто придет за ней». Важно при этом показать ее, рассказать о ней, чтобы все узнали, что она у тебя есть. А то ведь можно просидеть в подвале со своей вещью всю жизнь. Целеустремленность — это реальная работа над качеством изделия и его внешним видом. Но нужно еще любить то дело, которым ты занимаешься, развивать собственную оригинальность. А деньги? Если ты вкладываешь всю душу в свое дело, они придут. Так все и работает.


Редакция выражает глубокую благодарность Falcon Arena за помощь в подготовке материала.


Фото: Александр Стрелец, Денис Аргер 

Другие материалы
Фотопроект «Сладкая жизнь красивых кондитеров»
Жизнь Фотопроект «Сладкая жизнь красивых кондитеров»
Их десерты украшают тысячи праздников, их...
20 Апреля 2018
Денис Барановский и его опыт работы с Люком Бессоном
Жизнь Денис Барановский и его опыт работы с Люком Бессоном
В первой части интервью с Денисом мы вспомнили интересные...
14 Апреля 2018
Денис Барановский: все его кастинги, съемки и роли
Жизнь Денис Барановский: все его кастинги, съемки и роли
Герой нашего сегодняшнего интервью начинал...
11 Апреля 2018
Егор Дружинин: «Научить танцевать можно каждого!»
Жизнь Егор Дружинин: «Научить танцевать можно каждого!»
Fashionbank.by посетил мастер-класс Егора...
2 Апреля 2018
Глафира Мартинович: стоматолог со спортивным характером
Жизнь Глафира Мартинович: стоматолог со спортивным характером
Половину своей жизни она посвятила своему...
23 Марта 2018
«Время и Cтекло»: эксклюзивно для FB о моде, увлечениях и музыке
Жизнь «Время и Cтекло»: эксклюзивно для FB о моде, увлечениях и музыке
Ритмы этих ребят сводят с ума миллионы поклонников,...
12 Марта 2018